Америка

Скалы-палатки Каша-Катуве

Американская мини-Каппадокия

Не секрет, что турки склонны преувеличивать уникальность достопримечательностей своей страны. Многие из них искренне считают, что культурным и природным особенностям Турции нет аналогов в целом мире. Разумеется, иногда это действительно так: второй Айя-Софии, Голубой мечети или, скажем, Цистерны Базилики просто не существует. Однако немалому числу других столпов турецкой туриндустрии вполне можно подыскать замену.

Так, например, знаменитым белоснежным травертинам Памуккале ничуть не уступают по красоте разноцветные террасы китайского заповедника «Хуанлун», а прекрасно сохранившиеся руины античных городов можно найти не только в Эфесе, Иераполе и Смирне, но и во многих других местах Средиземноморья. Не являются стопроцентным эксклюзивом и каменные столбы-перибаджалары Каппадокии. Такие же геологические образования есть, например, в США.

Скалы-палатки Каша-Катуве

Тип останцев, что в Турции зовут перибаджаларами («печными трубами фей»), в американском штате Нью-Мексико принято называть скалами-палатками. Территория, на которой они высятся, значительно меньше турецкой Каппадокии, и здесь нет никаких древних катакомб и скальных церквей. Тем не менее, у этого района тоже имеется долгая культурная история.

Учёные обнаружили тут около сотни мест археологических находок, самым древним из которых более четырёх тысяч лет. В числе найденного – остатки нескольких больших индейских поселений-пуэбло XIV – XV веков. Интересно, что потомки их создателей до сих пор живут неподалёку от скал-палаток, называя их на своём языке «Каша-Катуве», то есть «белые скалы».

Африка

Вельвичия удивительная

Реликтовое растение суровых краёв

«Это вне всяких сомнений самое изумительное и самое уродливое растение из всех когда-либо привезённых в нашу страну» – так о вельвичии в 1862 году в письме к Томасу Гексли отозвался один из величайших английских ботаников XIX века Джозеф Долтон Гукер. Именно ему довелось дать ей первое научное описание и присвоить современное бинарное имя: вельвичия удивительная (Welwitschia mirabilis).

В своём названии Гукер отдал должное одновременно и австрийскому ботанику Фридриху Вельвичу, открывшему это растение в 1859 году, и способности вельвичии удивлять даже бывалых биологов. Среди её уникальных особенностей и причудливая внешность, и странный образ жизни, и даже возраст, который, по некоторым оценкам, может достигать 2000 лет. Кроме того, у вельвичии полностью отсутствуют родственники. Фраза «единственная в своём роде» относительно неё – это не просто оборот речи, а точный классификационный факт.

Единственная в роду

Как выяснилось ещё во времена Гукера, в таксономическом отношении вельвичия – круглая сирота. Она – последний живой представитель своего ботанического рода и семейства; все остальные её родственники давным-давно вымерли.

Судя по ископаемым находкам, ещё в начале мелового периода в южной Африке существовало целое семейство Вельвичиевых, представители которого процветали в гораздо более влажном, чем сегодня, климате. Когда в начале кайнозойской эры он стал меняться и становиться всё более засушливым, почти все они постепенно исчезли. Единственным видом, которому удалось приспособиться и выжить, стала вельвичия удивительная.

Америка

Большой призматический источник

Торжество жизни и никакого «фотошопа»

Чудеса природы в Йеллоустоунском национальном парке США – дело привычное. Встречаются они здесь чуть ли не на каждом шагу. Одних только геотермических объектов насчитывается более 10 тысяч. Среди них – самое большое скопление гейзеров на планете, а также всевозможные грязевые озёра, фумаролы и множество горячих источников.

Из последних особо выделяется так называемый Большой призматический источник – один из главных символов парка. Это крупнейший подобный геотермальный объект Йеллоустоуна и третий по размерам в мире после новозеландского озера Сковорода и Кипящего озера в Доминике. Он имеет округлую форму максимальной шириной около 110 метров и более 40 метров глубины. Каждую минуту из его недр изливается 1,8 – 2,1 тысяч литров горячей воды.

Выдающиеся габариты – не единственная отличительная черта Большого призматического источника. Прежде всего, он знаменит своей невероятной окраской, благодаря которой и получил название. Его цвета – красный, оранжевый, жёлтый, зелёный и синий – совпадают с теми, что образуются при прохождении света через оптическую призму.

Азия

Хава-Махал: Дворец ветров Розового города

Золотая клетка для раджпутских аристократок

История появления одного из главных архитектурных шедевров Северной Индии – джайпурского дворца Хава-Махал – началась задолго до его фактической постройки в 1799 году. Как и другие культурные особенности региона, это здание – результат многих столетий противостояния и трудного сближения индуистских и исламских традиций. В этом смысле Хава-Махал восходит к событиям, начавшимся ещё в VIII веке, когда Северная Индия впервые столкнулась с угрозой мусульманской экспансии.

Как известно, на её начальных порах индусам сопутствовала удача. Долгое время им удавалось успешно отражать все попытки пришельцев закрепиться к востоку от Инда. Однако с конца XII века разные исламские правители, несмотря на отчаянное индийское сопротивление всё же начали продвигаться вглубь субконтинента.

Каждый шаг давался наступающим с большим трудом. Особенно упорно захватчикам сопротивлялись раджпуты – представители разных этнических групп из варны воинов-кшатриев. Их небольшие княжества оказались для мусульман крепким орешком и надолго задержали исламский захват индийских земель.

Африка

Древнеегипетский храм: часть третья

Краткое руководство для путешественников

Это заключительная часть подготовленной проектом Destinata.ru статьи об особенностях древнеегипетских храмов. В двух предыдущих рассказывалось об их планировке, структуре храмовых хозяйств, а также о религиозном символизме и отличительных чертах древнеегипетского культа. На этот раз речь пойдёт о непростых судьбах храмов Древнего Египта, и будут кратко перечислены те из них, что лучше всего сохранились до наших дней.

В зените славы и могущества

Биографии древнеегипетских «домов бога» складывались по-разному как во времена фараонов, так и после того, как пора их могущества осталась в далёком прошлом. Некоторые храмы приходили в упадок и исчезали ещё в эпоху расцвета египетской государственности, другим было суждено пережить не одно иноземное вторжение и стать немыми свидетелями окончательного заката породившей их цивилизации.

Все без исключения египетские цари старались возводить и всячески поддерживать храмы. Каждый фараон силился превзойти в этом своих предшественников, поскольку считалось, что невнимание к культу лишает его покровительства богов, а вместе с ним и власти. Поэтому в Древнем Египте постоянно велось храмовое строительство, а многие важные «дома бога», будучи уже созданными, продолжали обрастать всё новыми и новыми постройками. Даже спустя много веков после своего основания у них появлялись новые пилоны, открытые дворы, обелиски, статуи и отделка; храмы обзаводились очередными земельными владениями.

При этом зачастую приходилось жертвовать уже существовавшими «домами богов», которые сносили, перестраивали, или просто использовали как каменоломни, превращая в дешёвый источник стройматериала.

Ярчайшим примером сказанному является Большой храм Амона в Карнаке. Первое святилище на его месте было построено, как считается, ещё во времена XII династии Среднего царства, но важнейшим храмом страны он стал спустя четыре века, при новоегипетской XVIII династии. После этого Карнак сохранял статус главного сакрального центра Египта ещё более тысячи лет.

За это время храм неоднократно перестраивался и расширялся. Фараон за фараоном увеличивали карнакский дом Амона, добавляя свои или переделывая уже возведённые их предшественниками части. В итоге за более чем два тысячелетия трансформации храм оброс невероятным количеством самых разных построек (одних только пилонов было аж десять штук!), а в пределах его огромного теменоса со временем выросло ещё около 20 храмов меньшего размера.

Менее масштабно, но всё же схожим образом дела обстояли и с домами других древнеегипетских богов. Многие из них тоже многократно достраивались и переделывались, порой полностью заново.

Америка

Живые камни Долины смерти

Естественнонаучный детектив

Об этих странных камнях на северо-западе Национального парка «Долина смерти» слышал всякий, кто хоть немного интересуется паранормальными явлениями. Здесь по ровному как стол дну давно высохшего озера каким-то непостижимым образом ползают, оставляя за собой длинные следы, сотни булыжников разного размера. «Оживают» и приходят в движение даже те из них, что весят по нескольку центнеров.

Передвигаться местные камни предпочитают без свидетелей, и до недавнего времени судить об их прогулках можно было лишь по оставленным на земле бороздам. Они могут тянуться почти на три четверти километра и идти прямо, дугообразно или зигзагом, а иногда и вовсе разворачиваться обратно. Бывает и так, что соседние камни, будто сговорившись, оставляют практически одинаковые следы, включая резкие синхронные повороты.

Место, где камни устраивают свои странные гонки, называется Рейстрек-Плайя. Оно находится между горными хребтами Коттонвуд и Ласт-Ченс и имеет протяжённость в 4,5 км с севера на юг и около 2,1 км с востока на запад. Его площадь составляет около 7 км2.

Название у места говорящее: его первая часть переводится с английского языка как «гоночный трек», ну а испанским словом «плайя» на юго-западе США принято называть многочисленные бессточные области, каждая из которых представляет собой ровный участок земли и обычно является дном высохшего когда-то озера. После дождей или снегопадов на плайях может временно скапливаться вода, образуя мелкие сезонные водоёмы.

На месте Рейстрек-Плайи 10 тысяч лет назад тоже было озеро, которое впоследствии высохло и оставило после себя слой сухой грязи более 300 метров толщиной. По его-то почти идеально плоской поверхности и ползают живые камни Национального парка «Долина смерти».

Главные подозреваемые

Самодвижущиеся камни Рейстрек-Плайи впервые обнаружил в 1915 году один старатель из Невады, но широкую известность феномен получил позже, после того как в 1948 году о нём появилась первая научная работа. С тех пор относительно его природы было выдвинуто множество гипотез, однако за вычетом разного антинаучного бреда вроде инопланетян, телекинеза и прочих торсионных полей, их суть сводилась к воздействию всего двух главных «подозреваемых» – ветра и воды.

Ветер посчитали основной движущей силой камней авторы уже самого первого научного исследования. Они предположили, что булыжники по смоченной осадками скользкой поверхности плайи передвигают пылевые вихри. Другие учёные эту версию не поддержали; тем не менее, разные трактовки ветрового эффекта стали с тех пор краеугольным камнем всех дальнейших работ.

Главным доказательством причастности ветра к передвижению камней было совпадение траектории большинства следов с направлением преобладающих на Рейстрек-Плайе ветров, дующих в основном с юго-запада на северо-восток.

Для проверки ветровой гипотезы неоднократно проводились расчёты и эксперименты. Называлась разная скорость ветра, при которой камни могли бы двигаться по мокрой плайе. Звучали цифры от 20 до 80 метров в секунду, что соответствовало ветрам штормовой и ураганной силы.

В дальнейшем некоторые исследователи предположили, что камни под действием ветра двигаются не сами по себе, а будучи вмёрзшими в корку плавающего льда. К такой мысли их подтолкнул упомянутый факт синхронного движения некоторых соседних булыжников. В этом случае, правда, приходилось допускать очень большую площадь ледяных пластин: в ходе одного из исследований были обнаружены схожие следы у камней на расстоянии более 830 метров друг от друга.

Преодолевая трудности

Точно установить причину движения булыжников исследователям мешала удалённость и труднодоступность Рейстрек-Плайи, а также её суровые погодные условия.

Из-за жаркого и очень засушливого климата поверхность плайи почти всегда сухая. В это время камни на ней лежат неподвижно, и исследователям тут особо нечего делать. В непогоду же, когда на плайе сыро и они предположительно начинают двигаться, сюда очень сложно попасть – ездить по обеим здешним и без того труднопроходимым грунтовым дорогам становится просто опасно.

Но, несмотря на трудности, научная работа продолжалась. Для отслеживания передвижения камней учёные использовали все доступные технические средства, включая теодолитную топографическую съёмку, многократное фотографирование и, в последнее время, спутниковую систему навигации GPS.